Актуальность философии – актуальная проблема философии

Говоря об актуальных проблемах той или иной гуманитарной науки, отталкиваются от необходимости рационального обоснования её роли в обществе, влияния на формирование мировоззрения, на социальную ситуацию, в том числе – на политику и экономику как её элементы. В силу отсутствия дифференциации на art и science в русском дискурсе, гуманитарные науки вынуждены доказывать свою полезность и соответствие общественным ожиданиям наравне с естественными и точными. А эти ожидания, формирующие социальный заказ, регулирующие численность бюджетных мест на факультетах и дотации на научные исследования, вполне конкретны. Например, В. А. Лекторский, характеризуя научное знание как наиболее совершенный образец рациональности, говорит, что «научное знание – это прежде всего сила, позволяющая человеку поставить себе на службу природные и социальные явления, преобразовывать окружающий мир в человеческих интересах» [1, с. 32]. Таким образом, гуманитарные науки являются рычагами социального развития, как другие науки суть рычаги развития технического. Влиять же на ситуацию в обществе можно, только предварительно изучив наличное его состояние, что делает политические, социальные и культурные проблемы актуальными. Проблема философии на данный момент в том, что её считают одной из гуманитарных наук, метанаукой или вспомогательной методологической дисциплиной, соответственно – вынуждают легитимировать своё существование общими с научными предметом и задачами, участием в разрешении социальных проблем. И здесь уместно вспомнить предостережение М. Хайдеггера о том, что «возможно, измерение ценности философии идеей науки есть уже фатальнейшее принижение её подлиннейшего существа» [2]. Если же философия не есть наука, то и актуальные проблемы у неё не совпадают с научными. Вероятно, фундаментальным отличием философского познания от научного есть сотворение собственного дискурсивного поля; наука же не творит своё поле, а пребывает в нём. И если, например, политология ставит вопрос о политике, а физика пытается изучить естественные закономерности природы и сконструировать картину мира, то философия прежде всего должна делать предметом исследования саму себя, хотя бы потому, что и сама она, и субъект, ею занимающийся, являются частью того всеобъемлющего объёма понятия, который и есть объект её изучения. То есть и философия, и философ как субъект – часть предмета философии, наряду с предельными основаниями исследуемого дискурса. Поскольку философия и субъект философствования суть предметы философского исследования, наиболее актуальной проблемой философии будет обоснование собственного бытия, актуальности своего присутствия в общественном сознании. Таким образом, возможность философии и актуальность обращения к ней – первоочередные проблемы философствования. И как раз период глобального кризиса является наиболее удачным временем для таких вопросов, поскольку это пора переосмысления ценностей, мировоззренческих ориентиров и инструментов социального прогресса. ХХ век в значительной степени был посвящён постановке вопроса и о философии, и о субъекте философствования; он стал маяком, высветившим нелицеприятные черты сциентистского и прогрессистского курса Нового времени и обильно предлагал варианты развития цивилизации в будущем. С одной стороны появился ряд альтернативных общепринятым концепций, предлагавших варианты выхода из тупика мысли, отягчённого социальными потрясениями, мировыми войнами, фашистскими режимами. Как говорил Дж. Холтон, «Нас призывают полагаться на всякое без разбору знание, лишь бы только оно обещало лекарство от общественных болезней и возврат общества в здоровое состояние» [3, с. 27]. С другой стороны, были сделаны попытки удержать от разложения дискредитированные институты и сами идеалы Модерна, найти новые пути развития науки, государства, церкви; антинаучные тенденции тот же Холтон объявляет антисоциальным мракобесием и призывает с ними бороться. Кризис – это возможность стать на грани обыденности, увидеть пройденный путь и задать вопрос о перспективах, о правомерности надежды на перспективы. Чем острее и всеохватнее кризис, тем меньше у рефлектирующего субъекта путей к отступлению, тем меньше незыблемых оплотов повседневности. Субъект доходит в своей рефлексии до предельных оснований своей экзистенции и может даже поставить вопрос о самом себе, то есть реализовать второй из первоочередных вопросов философии. Таким образом, кризис может помочь философу поставить и решить вопросы смысла как его занятия, так и его самого, поставив его в ситуацию, приближающуюся к пограничной по мере усугубления кризиса. И отличие философии от науки в этой ситуации в том, что она не имеет цели выровнять жизнь, а пользуется возможностью разобраться в самой себе и в своём субъекте, пока наименьшее количество ориентиров, стереотипов и предрассудков обусловливают вынесение решения по основополагающим вопросам. Субъект же выбирает, быть ему прежде философствующим или борющимся за благополучие. Литература. 1. Лекторский В. А. Эпистемология классическая и неклассическая / В. А. Лекторский. – М. : Эдиториал УРСС, 2001. – 256 с. 2. Хайдеггер М. Основные понятия метафизики / Мартин Хайдеггер ; [пер. с нем. В. В. Бибихин] // Вопросы философии. – 1989. – № 9. – С. 116-122. – Режим доступа : http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/Phil.... 3. Холтон Дж. Что такое «антинаука»? / Дж. Холтон ; [пер. с англ. А. Б. Толстова] // Вопросы философии. – 1992. – № 2. – С. 26-58.