Итоги 1817 (ой, 2017) года в вузах. Или почему крепостное право усугубляется?

 

В канун новогодних праздников принято подводить итоги года минувшего – и я решил не отставать в данном вопросе. Вот только, смотря на состояние системы высшего образования в нашей стране, возникает желание подвести черту не под 2017, а под 1817 г. Ведь реалии в отечественных вузах как нельзя лучше соответствуют термину «ректорский феодализм», а как известно, в тех регионах Украины, которые находились в составе Российской империи, эпоха феодализма закончилась в 1861 г. с отменой крепостного права.

Термин «ректорский феодализм» - не новый, и не мной придуманный. Начали его массово употреблять украинские околонаучные блоггеры, рассуждая о том, что наши вузы не готовы к настоящей автономии, а децентрализация управления приведет к ректорскому своеволию, еще года два назад. Но на сегодня «ректорский феодализм» уже стал устоявшейся системой, причем, с каждым годом усугубляющейся. Коротко поговорим о его проявлениях в минувшем (почти минувшем году).


1. Твой контракт – это «Филькина грамота».

Всем реально плевать, что в трудовом контракте ты значишься на должности доцента или профессора такой-то кафедры, такого-то факультета. Если начальство решило сэкономить на труде охраны студенческого городка – то ты автоматически превращаешься в коллегу бабушки-вахтерши в студенческом общежитии.

Руководство университетов очень часто требует от преподавателей дежурить, особенно в праздничные дни, в вечернее время в общежитии. Длительность дежурства обычно составляет 4-6 часов и колеблется между 16:00-22:00 или 18:00-22:00. И абсолютно не беспокоит вузовское руководство тот факт, что товарища доцента-профессора после 22:00 возвращающегося с работы в темной подворотне празднично настроенная толпа может вызвать на философскую дискуссию с материальными потерями. И никого не гложет также тот факт, что у доцента-профессора официальный выходной, за который с него вычли зарплату. Ректор приказал – надо выполнять. Ну как приказал – обычно такие приказы озвучиваются устно, и фиксировать их не принято. Зато за их невыполнение головомойка следует настоящая (и это как минимум).


2. Твоя зарплата – тоже не совсем твоя.

Я тут только мельком упомяну, что на сегодня зарплата научно-педагогических кадров в вузах намного меньше зарплаты школьных учителей. Вот мои одногруппники, которые в школу пошли после окончания универа, получают вдвое больше меня. Мне, конечно, возразят, что у них нагрузка больше и классное руководство, ну так и я – куратор, и у меня кроме «горловых» есть святая обязанность производить на свет пару-тройку научных статей в год... Ну да я не об этом.

В нашем универе у среднестатистического научно-педагогического кадра есть куча неформальных финансовых обязательств.

Во-первых, бумаги и краски наш кафедральный принтер от руководства вуза не видел уже лет 10, а печатаем мы много (учитывая бюрократические традиции вычитывать все до точки и переделывать каждую бумаженцию по сто раз  – то не просто много, а я б сказал, что чувствую персональную ответственность за вырубку канадских лесов). Соответственно, скидываемся мы коллективом, и на заправку принтера, и на краску. Правда, сложно представить ситуацию, в которой офисный работник скидывается с коллегами на заправку принтера, чтоб распечатать документацию фирмы? А в вузах – обычное дело.

А еще мы имеем корпоративное моральное обязательство ежегодно выписывать печатный орган нашего вуза. А еще раз в полгода нашему ректору стреляет в голову, что надо сходить в музей, или в театр, или в аквариум – вот прям всем универом. И, естественно, под список, и естественно, каждый платит со своего кошелька.

А еще наше руководство очень любит чтить память. И конечно, же не за свой счет. Поэтому раз в полгода, среднестатистический препод «попадает» финансово на закупку 4-8 розочек с черной ленточкой (а вот, чтоб это были розочки, а не что-то подешевле – за этим следят тщательно).

Но кроме скорбных дат, есть еще и радостные даты, например, юбилеи всякие. И юбилеи эти сопровождаются печатью юбилейных сборников, обновлением символики, проведением мероприятий. Кто выступает спонсором всеобщей радости и веселья – догадаться несложно.


3. Самомотивация – наше все!

Работаю я в системе внз чуть больше 10 лет. И за эти 10 лет я ни разу не получал премии. Не то, чтоб я плохой работник. Грамоты я получаю от руководства регулярно. А вот премии – нет. И среди коллег – кого не спрошу, никого материально не поощряли. Зато регулярно премируются наша бухгалтерия, отдел кадров, отдел стратегического планированиям и хозяйственная часть. Вот и складывается у меня впечатление, что основная функция вуза – не давать образование молодежи, а только планировать да распределять материальные ресурсы. Иначе, как можно объяснить подобную тенденцию?


4. «И строили рабы пирамиду. И главный раб был у них прораб».

Эта цитата из фильма про славных галлов Астерикса и Обеликса. Но она классно характеризует отношение руководства вузов к студентам. Модель «студент-клиент» или «студент-заказчик образовательных услуг» - это лишь красивые слова, которые можно озвучить в случае министерской проверки, в реале студент рассматривается в качестве бесплатного трудового ресурса. А преподаватель  - в качестве того самого главного раба-прораба, задача которого состоит в мобилизации студентов.

Руководство вуза находит миллион мероприятий, на которых ты должен обеспечить наличие двадцати-сорока-шестидесяти студенческих задниц на стульях. И не меньшее количество хозяйственных работ, выполнение которых является «корпоративным долгом».

И никто из руководителей вуза не задумывается, что студенты не горят желанием переться через весь город в свое личное время слушать очередного поэта с начальными признаками болезни Паркинсона или участвовать в сборище местных сумасшедших, которые хотят, чтоб у нас в стране все было хорошо и ничего не было плохо, и называют свою посиделку «круглым столом общественных активистов». И никого из руководства вуза не гложет, что, скорей всего, преподаватель, везущий массовку, оплатит ее проезд в общественном транспорте,  со своего кармана. Главное: постройка пирамиды, и отвечает за нее прораб головой.


5. Контрактная лотерея

Большинство преподавателей не уверены в своем даже ближайшем будущем, ибо каждые 1-3 года (в редких случаях 5 лет) они переподписывают трудовой контракт с университетом. И все, казалось бы, должно быть хорошо – отбор лучших и здоровая конкуренция. Но «не склалось як гадалось».

Ибо критериев для объективной оценки деятельности преподавателей не разработано. А если они и есть – то редко доходит до того, что оценка по ним производится.

Часто контракт не переподписывают потому, что нет нагрузки. Нет нагрузки – нет работы. Нет работы – нет потребности переподписывать контракт с человеком. Все равно, что у него Хирш выше 10+, и что у него студенты-победители международных конкурсов. Если в год его переподписания контракта не оказалось нагрузки – он за бортом. Контракты по конкретной кафедре переподписывают асинхронно, и в какой год с нагрузкой будут проблемы – не предугадаешь. То есть твое трудоустройство зависит от удачливости года переподписания контракта, а не от твоих достижений. Чистой воды лотерея.

Но... в силу отсутствия объективной шкалы оценки достижений преподавателя, бытует мнение, что на дальнейшее его трудоустройство влияет исключительно его исполнительность и невозражение начальству.
Потому и послушны крепостные, и молчат... Чтоб контракт переподписали.

 

С наступающим коллеги, чтоб всем нам все переподписывали!

Иван Еремеев

 

Добавить комментарий

Comments system Cackle