Об отчетах нашего дорогого ректора и Кабо-Верде

 

Недавно научное сообщество обсуждало отчет ректора Украинского католического университета за прошедший год. Если что, его можно найти по ссылке.

И что, собственно говоря, хотелось сказать по поводу этого отчета. Хороший, добротный отчет. В нем отображены основные свершения университета в 2017 году, намечены проблемы и перспективы роста. Никто не забыт и ничто не забыто – и о студенческих успехах сказано, и об академическом сообществе, и об административном персонале. Сильный вдохновляющий посыл присутствует, после которого прямо подорваться хочется со стула и работать на благо УКУ. И, главное, коротко и по существу. Отчет вполне себе читаем от корки до корки, да и прослушать вживую его, очевидно возможно, без позевывания и впадания в состояние анабиоза.

Сразу вспомнился отчет нашенского ректора, который в текстовом формате занимает страниц около 200, а в формате перформенса выглядит следующим образом. Собирают наш научный и педагогический коллектив, разбавленный представителями студенчества, в огромном (а оттого холодном) зале-амфитеатре в центральном корпусе. Собирают немного заранее – и для того, чтоб мы начальство уважили своей явкой без опозданий, и для того, чтобы мы своими телодвижениями способствовали естественному отоплению огромного помещения.

На сцену выходит наш вождь со стопкой листов, минут за десять до того врученных ему его спичрайтерми местного разлива. В стопке страниц 35-40. Если бы ректор их все зачитывал, то с его скоростью воспроизведения текста, увиденного впервые, мы б, наверное, не разошлись бы и к рассвету. Но, благо, он тоже человек. И ничто человеческое ему не чуждо. Потому у нас все надежды на то, что на второй странице он задолбается и начнет сокращать. Ну как сокращать? Текст он видит впервые, потому будет говорить лишь о том, с чем он хоть отдаленно знаком, вырывая из контекста.

Это вырывание из контекста приведет к тому, что он воспылает гневом от какой-то мелочи типа падения динамики отношений университета с Республикой Кабо-Верде. Обругает всех и вся присутствующих, как лично ответственных за то, что с островами Зеленого Мыса не сложилось. Потом еще раз обругает за то, что его жизнь после 65 вообще-то – не сахар, суставы покручивают, да и сердце пошаливает, а тут еще и из-за Кабо-Верде расстроился. Все почувствуют угрызения совести, мотивацию пойти и удавиться, или как минимум, пропустить по пивку с коллегами, когда эта коллективная экзекуция закончится. И абсолютно никто не задумается о том, что это ЕГО отчет перед НАМИ, и это ОН должен чувствовать себя неловко за все недоработки, включая африканских студентов.

Ну и так с регулярностью раз в полгода. Но сейчас не об этом. Я хочу поразмыслить, почему среднестатистический классический университет – не УКУ, и почему отчеты в стиле УКУ для многих ректоров невозможны.


1.    Студентоцентризм – нет, не слышали…

В центре отчета ректора УКУ – учеба, социальная жизнь, досуг, материально-бытовые условия, международные обмены студентов. И это правильно. Так как основная функция университетов – предоставлять услуги, связанные с получением высшего образования. Студенты – заказчики этих услуг. А заказчик – царь и бог. Ну, так говорят маркетологи.

Но какой студентоцентризм возможен в учебных заведениях, общежития которых давно пора перепрофилировать для голливудских съемочных площадок фильмов ужасов, или пост-апокалиптических антиутопий. Ну не могут грибок на стенах, душевые без перегородок и щели в окнах в палец толщиной создавать комфортную среду для обучения. Я, конечно, не марксист, но быт важен. Тем более, что студенческому комфорту ставится в предпочтение установка кондиционеров в бухгалтерии, очередное погрудье известного выпускника и покупка жалюзей в административные подразделения.

Что касается международных обменов, то не знаю, где как, а у нас делается все, чтоб не дать студенту возможность выехать за границу. Вот прямо цепью его привязать к парте. К примеру, есть требование, чтобы со студентом на конференцию или летнюю школу за рубеж обязательно ездил сопровождающий преподаватель. А иначе студенту прогулы ставятся.

Что? Они ведь совершеннолетние! Это раз, а во-вторых, тревел-грант на поездку предоставляется приглашающей стороной только студенту, а что его сопровождающему-то за бугром делать – лапу сосать под проливным дождем? Командировочные от университета из раздела антиутопий, которые пора снимать в общежитиях. Потому и ездят «натихаря», иногда и вылетают из университета за свое желание интегрироваться в мировое образовательное пространство, как пробка в бутылке с шампанским в новогоднюю ночь.

Студентоцентризм в большинстве университетов невозможен еще и потому, что мнение о студенчестве формируется на основании узкого круга приближенных к администрации комсомольцев, регулярно поощряемых за свою лояльность дополнительными стипендиями, профкомовскими поездками, призами и грамотами.


2.    Главное – лычки…

В основной своей массе университеты ориентируются не на реальные результаты (в любой сфере - будь то наука, организационная работа или интенсивность студенческой жизни), а воюют за лычки. Вот тут министерство будет пересматривать регулярно статусы национального. Значит, надо подтянуть все показатели, которые выставляет министерство в качестве желаемых, по максимуму и выше. И пусть рухнут стены в некоторых корпусах, мы все будем в Скопусе!


3.    О фандрайзинге…

Или о его отсутствии в классических университетах. Невозможен фандрайзинг в университетах по нескольким причинам. Во-первых, администрация многих вузов тотально не умеет коммуницировать с международными донорами. А как ты с ними покоммуницируешь, если наш проректор по международным отношениям, к примеру, переводит British Council как британская консоль, а Study Tours to Poland – я еду гулять в Польшу. Соответствующих отделов фандрайзинга в университетской структуре нет. Вся надежда на проректора и его слуховые аналогии.

А выпускники не являются донорами своих альма матер зачастую из-за мелочей. Обидных, запавших в душу мелочей – там в деканате нагрубили, там в студенческом отделе дверь перед носом закрыли, там очередь отстоял в три километра при поселении в общагу в юности.


4.    О структуре…

Вот в отчете ректора УКУ озвучен доблестный отдел информации и маркетинга и его работа по ректрутингу студентов. Может наш ректор тоже отчитался о работе этого доблестного отдела, если б он у нас был. Ну или его аналог. Да только университетское руководство уверено, что все новые задачи, стоящие перед университетом в связи с изменениями рынка,  должны сами по себе рассасываться. Или решаться имеющимися ресурсами в добавок к основной нагрузке.

Рекрутингом (а по-старому, профориентацией) занимаются преподаватели. Ибо они в этом заинтересованы – их-то ставки привязаны к набору студентов. В отличии от бухгалтерии, международного отдела, студенческого отдела и несуществующего отдела маркетинга… Хотят ставок – напечатают буклеты за свой счет, сядут на метро и проедутся по школам. И проблема рассосется – и сэкономим.

Да, а, собственно, чего я так завелся? Может, за место, с которым себя идентифицирую, обидно. А может потому, что сидел в холодном зале на ректорском отчете, опускал глаза, когда на нас вызверялись по поводу Кабо-Верде. А потом тянул руку в поддержку того, что считаю ректорский отчет приемлемым.

Стыдно вот теперь…


Иван Еремеев

 

Добавить комментарий

Comments system Cackle