Онтология культуры

 

 
Неопределенность статуса культурологии как науки в первую очередь связан с неопределенностью предмета исследвания – культуры. Предельно общими можно выделить антропологический, социологический и философский подходы.
Антропологический подход выражает собой непосредственно естественно-научный интерес к культуре и связан с изучением непосредственного фактологического материала человеческой деятельности. В связи с этим оказывается вполне оправданным  использование естественно-научных методов и ориентация на культурный релятивизм, допускающий нивилирование универсальных ценностных оснований, по сути гуманитарной, общечеловеческой основы жизнедеятельности культурных сообществ.
Противоположным подхдом является философское понимание сущности культуры претендующее на предельно общую концепцию культуры как сущностной основы человеческого бытия, выражющей в его ценностное, человекотворческое начало. Являя собой  методологическую основу гуманитарных исследований, философия стремится к предельно обобщенным выводам и опирается на абстрактные, теоретические методы исследования.
Некоторую среднюю позицию в изучении занимает социологический подход рассматривающий культуру в контексте социокультурной жизни, как результат и функцию общества. Культура в этом случае понимается как антропосоциетальный консенсус, средство социальной консолидации, солидарности, динамики. Данный подход так же опирается на естественно-научный методологию как и антропологический, но в данном случае опора делается на выявлении и изучении объективных механизмов социокультурной жизнедеятельности в целом (включающем в себя индивида как личность, как часть объективного целого).
Сравнение данных подходов выявляет главную проблему современных исследований культуры – разность в понимании предмета (т.е. культуры) и соответственно используемой методологии.  По сути речь идет о столкновении естествено-научного и гуманитарного подхода в изучении культуры и в каждом случае понимание культуры оказывается разным и под час не сводимым друг другу.
Таким образом, Культурология оказывается в двойственном положении, либо оказаться некоей интегрированной областью знаний, подходом пытающимся синтезировать, свести две фундаментальных парадигмы в одну, либо выработать свой предмет исследования под названием культура.
В связи с этим возникает три основных вопроса от которых зависит судьба культурологии как науки. Первый – необходимо ли синтезирование и обобщение вышеназвных подходов к культуре и выявление единого предмета исследований? Второй – если необходимо, то как возможно данное синтезирование и обобщение? Третий – каков круг вопросов относящихся к непосредственно к предмету культурологических исследований и нужен ли он вообще? если не нобходио, то каков тогда должен быть предмет
На первый вопрос, на первй взляд ответ очевиден, если мы говорим в обеих случаях о некоемом феномене под общим названием культура, то терминологически данное понятие должно быть непротиворечиво однозначно определено. Сложность заключается в том, что        в процессе верифицирования данного понятия, третий оказывается лишним. Т.е. вопрос о природе культуре восходит к исходному онтологическому вопросу о сущности (первичности) бытия и не сколь не оригинален. Не оригинален если не учитывать контекст исторических сдвигов и духовных поисков конца ХIХ и всего ХХ века, результатом которых, по сути стало выявление реальности культуры, как особой формы человеческого бытия. В гуманитаристике ХХ века вопрос о первопричине оказывается вторичен, заменяясь вопросам как возмжно бытие человека, а по сути бытие культуры. Таким образом, вопрос о синтезировании обобщении знаний и подходов к культуре приобретает парадигмальное значение, во многом определяющее дальнейшее развитие не только наук о человеке но и человеческой науки вообще.  
Вопрос о возможности такого ситезирования оказывается еще более противоречивым, так как восходит к проблеме оснований разделения «наук и природе» и «наук о духе». И здесь опять необхдим социально-исторический и гуманитарный контекст уже конца ХХ века, который показывает  условность и не адекватность подобного деления реалиям жизни общества и человека. Тенденция построения логоцентристского парадигме знания, основанной на принципах бинарных оппозиционности, дихотомии, уходит в прошлое, примеряясь в диалектике современных свершений и событий культуры. Таким образом, проблема формирования цельного знания о культуре снимается сама собой, в связи с выявления ясного и конкретного предмета изучения, обладающего изначальной цельностью.
Данный предмет, теоретически, и должен стать предметом культурологических изысканий, но практически это оказывается не совсем просто. Трудность заключается в природ самого объекта и выборе методологической базы его исследований. Здесь мы подходим к ключевому вопросу о статусе культурологии как науки. Дело в том, что единая наука о культуре не должна стать сочлененим готовых образцов научной деятельности, объединив под новым названием старые традиции и подходы. Этому сопротивляется сам педмет исследования – культура. По сути базовой методологической посылкой должна стать аксиома, что ни философское, ни антропологическое, ни социологическое знание в отдельности ни способны дать относительно полное знание об природе культуры, что связано ни с ущербностью каждого из подходов, но с невидением истиной проблемы изучения культуры: изначальный вопрос о природе культуры, должен быть заменен вопосом – как и для чего возможна культура. Природа культуры сосредотачивается в другом ракурсе рассмотрения, другом измерении исследований, в котором она и предстает как цельный, универсальный объект изучения. Это измерение, измерение культуры, в итоге и требует новых методов, подходов своего изучения, который и должна определить культуроллогия. И только здесь Культурология может почувствовать себя самостоятельной научной дисциплиной, залогом которой является свой предмет исследования, который и должен определить специфику своего изучения (способы и методы познания), которые могут и должны выводить на абсолютно новый уровень, современное не только гуманитарное знание, но и естествознание.
Почему культура не теория?
И так, каков же этот предмет исследования - культура? Повторимся, что вопрос о природе культуры изначально не уместен, но именно изначально. Начинать изучение объекта с определения его дифиниции означает изначальное ограничение итенций познания и потенций объекта.   
Почему культура не практика?
Культура не есть
Почему культура не ценность?
 
Почему культура не история?
Можно ли изучать историю не зная что такое история? Нет
Можно ли изучать культуру не зная что такое культура? Да
Почему культура – модель?
Культура сама по себе есть модель, так же как модель есть культурное образование.
Природа модели, так же как и культуры в удвоении природы.
Культура как «вторая природа» есть модель природы, созданная человеком для своих нужд.  
Какова модель культуры?
 
Каков предмет культурологии?
Предмет культурологии оказывается открытым. Вопрос заключается не в выявлении природы культуры, а в выявлении ее многообразных проявлений.

Комментарии

Kram аватар

Начинать, я думаю, следовало бы с вопросов, на которые не может ответить ни философ, ни историк, ни социолог, но которые доступны культурологу. Если последний даст практически применимый ответ, то это покажет, что интуитивно он уже владеет представлениями об онтологии культуры. Останется их вербализовать. Вот это и будет "предмет культурологии"